исследователи

С кем скрещивался Homo Sapiens?

Группа генетиков из Пенсильванского университета (США) утверждает: некий доселе неизвестный архаичный вид Homo, «двоюродный брат» неандертальцев, живший в Африке ещё 25 тыс. лет назад, сосуществовал с современными людьми и периодически скрещивался с ними.

После десятилетий раскопок палеоантропологи, кажется, создали более или менее целостную картину происхождения человеческого вида: современный человек появился в Африке где-то около 200 тыс. лет назад, а затем все древние виды рода Homo исчезли, выжив только в маргинальных ареалах, таких как холодная Европа (неандертальцы) и удалённая Азия (денисовцы и пр.). Хотя это и не снимает вопроса о возможном скрещивании с этими видами на периферии, в Азии и Европе, но в Африке человек, как считается, развивался вполне самостоятельно.

Как это часто бывает в науке, стоит что-нибудь установить наверняка, как немедленно находятся личности, которые всё портят. Группа генетиков под руководством Сары А. Тишкофф из Пенсильванского университета только что опубликовала в журнале Cell исследование, в котором недвусмысленно утверждает: некий доселе неизвестный архаичный вид Homo, «двоюродный брат» неандертальцев, «задержался» в Африке до момента, отстоящего от нас всего на 25 тыс. лет, сосуществуя с современными людьми и периодически скрещиваясь с ними.

Эти смелые утверждения исследователи основывают на результатах проведённого ими полного (включая некодирующие участки) анализа генома трёх изолированных групп охотников-собирателей, проживающих в нынешней Африке: хадза и сандаве из Танзании и группы пигмеев из Камеруна. Все три считаются относительно мало изменёнными поздними влияниями: достаточно сказать, что языки хадза и сандаве имеют щёлкающие согласные в качестве полноценных фонем, что, кроме них, характерно лишь для близкородственных койсанских языков и ритуального языка дамина в Австралии (по сути, вымершего).

Для каждой группы проводился анализ генома пяти мужчин. В ДНК пигмеев д-р Тишкофф и коллеги обнаружили гены, контролирующие развитие гипофиза, могущие быть причиной их малого роста и раннего полового созревания: кажется, они просто останавливают рост и провоцируют раннее наступление пубертатного периода.

Все три группы показали в своих геномах множество коротких отрезков с крайне любопытными последовательностями. Учёные интерпретируют эти необычные для человеческой ДНК последовательности как остатки генов, обретённых при скрещивании с другими, архаичными видами Homo. Весьма важно: эти скрещивания, по данным генетиков, происходили всего 20–80 тыс. лет назад. По словам исследователей, сей неизвестный вид архаичного человека произошёл от общего с человеком и неандертальцем предка около 1,2 млн лет назад (примерно тогда же европейские неандертальцы имели сношения с пралюдьми). Но последовательность ДНК условного «вида Х», скрещивание с которым приписывают трём исследованным современным африканским группам, отличается от ДНК неандертальцев: речь идёт о двух разных потомках одного вида.

Неверное, вы понимаете, что тезисы генетиков были восприняты палеоантропологами, мягко говоря, без энтузиазма. Ископаемые останки человека в Африке за последние 200 тыс. лет показывают человека современного типа — и никаких других родственных видов. Неандертальцы в Европе и денисовцы в Азии, по данным других групп генетиков, скрещивались с европейцами и азиатами около 100 тыс. лет назад, но африканцы казались относительно чистыми от гибридизации представителями Homo Sapiens. Даже скрещивание с неандертальцами и денисовцами вызывает серьёзнейшее недоверие археологов и палеоантропологов: по их данным, человек покинул Африку 55 тыс. лет назад, а если принять выводы генетиков, то либо неандертальцы и прочие совершали «путешествия» в Африку, либо Homo Sapiens ещё 100 тыс. лет назад на регулярной основе освоил межконтинентальные путешествия, причём как туда, так и обратно.

Ну а о параллельных человеческих видах в Африке палеоантропологи буквально не могут спокойно говорить. «Это ещё один пример тенденции генетиков игнорировать ископаемые останки и археологические свидетельства, — считает именитый палеоантрополог Ричард Клейн из Стэнфордского университета (США). — Возможно, потому что они полагают, будто последние всегда можно подогнать задним числом под нужды генетиков». Кроме того, сейчас готовится ещё одна генетическая работа, которая и вовсе приписывает смешивание с неандертальцами в прошлом как азиатам, так и восточноафриканцам-людям. Но, возражают палеоантропологи, неандертальцы явно были адаптированы к холодному климату и жили в Европе!

Д-р Клейн идёт дальше: скрещивание архаичных и современных видов людей он полагает «методологическом артефактом» (!), ошибкой, кроющейся в тех статистических выкладках, на которые генетики опирались в своих исследованиях. И это заявляется о науке, к которой уважаемый палеоантрополог не имеет прямого отношения.

Ошибочность этих выкладок, по его мнению, станет очевидной после накопления достаточного количества публикаций генетиков, однозначно несовместимых с имеющимися археологическими данными. «До этого я полагаю важным относиться к таким заявлениям [генетиков] скептически, когда они столь явно противоречат находкам ископаемых останков и археологическим данным», — заявляет он.

Как можно догадаться, генетики во главе с Сарой Тишкофф отмечают, что все имеющиеся ошибки могут помешать правильно секвенировать ДНК одного человека. Но в 15 случаях такая ошибка исключена: все геномы пигмеев, сандаве и хадза показывают одно и то же.

Как отмечают генетики, лишь 2,5% генов трёх рассмотренных групп африканцев относятся к архаичному «виду Х», и это означает, что следы такой слабой гибридизации просто нельзя выявить по ископаемым останкам, ибо отличия будут незаметны, особенно если мы не знаем, какие именно отличия искать. Те же хадза и сандаве если чем и отличаются от окружающих африканцев, то лишь несколько более светлой кожей, однако наличия уникальных генов, несвойственных Homo Sapiens, в целом это не отменяет.

Кроме того, защищаются генетики, археологи говорят лишь то, что никаких нечеловеческих останков нет, но находки типа Иво-Элеру в Нигерии никуда от этого не делись. Там, напомним, нашли череп всего 13 000-летней давности с рядом архаичных, примитивных черт. Даже среди антропологов есть сторонники идеи о том, что это следы скрещивания с архаичными видами. Тот же Крис Стрингер из лондонского Музея естественной истории (Великобритания) отмечает, что черты такого черепа больше похожи не на человеческие, а на одну находку из Танзании, возраст которой определяется в 140 тыс. лет, а видовая принадлежность так и не установлена.

«На самом деле у нас для половины Африки нет ископаемых останков, о которых стоило бы говорить, так что, я думаю, выживание архаичных форм параллельно с современными было вполне возможным», — замечает тот же специалист. Археологам, попросту очень трудно получить информацию об этом: в тех районах Африки, которые не относятся к сухим, сохранность человеческих костей предельно низка.

Это не единственный пример, когда данные генетиков масштабно игнорируются антропологами. Достаточно вспомнить о гаплогруппе R1 среди оджибве, семинолов, чероки и прочих и C3 среди на-дене. И дело тут не только в фундаментальном различии в подходах между в целом гуманитарной антропологией и генетикой, принадлежащей к естественным наукам, а и в том, что антропологи и археологи весьма консервативный народ: вспомните-ка, как всего сто лет назад они отказывались рассматривать фольклорные источники по истории, например, микенской Греции, как заслуживающие внимания. Кстати, также обосновывая это отсутствием соответствующих археологических находок…

Человекообразные, вероятно, появились в Азии

Казалось, что сомнений больше нет: наши прямые предки возникли в Африке. Увидевший свет совсем недавно первый том новой академической «Всемирной истории» рапортует: «Современные микробиологические исследования подтвердили выводы об африканской прародине человека и о филогенетическом родстве современного человека с высшими приматами. Из четырёх современных видов антропоморфных обезьян — гориллы, гиббона, орангутанга и шимпанзе — по генетическим характеристикам к человеку ближе всего оказалась одна из разновидностей шимпанзе. Поскольку шимпанзе, как и горилла, обитает только на Африканском континенте, то ясно, что его общий с человеком далёкий предок тоже должен был иметь местные корни».

Однако группа исследователей сообщает об открытии неизвестных ранее приматов, живших примерно 37 млн лет назад в древних болотах Мьянмы. По их мнению, это говорит о том, что корни генеалогического древа, одной из ветвей которого являемся мы, находятся в Азии и наш общий далёкий предок совершил трудное путешествие в Африку почти 40 млн лет назад.

Поначалу окаменелости предполагаемых ранних антропоидов находили только на севере Африки, им около 30 млн лет. Затем, начиная с 1990-х годов, стали появляться останки маленьких приматов, живших 45–37 млн лет назад в Китае, Мьянме и других азиатских странах. Возникла гипотеза о том, что антропоиды на самом деле появились в Азии и позднее мигрировали в Африку. Однако палеонтологам не хватало свидетельств этого путешествия.

В 2005 году Кристофер Биэрд из Карнеги-музея естественной истории (США) и его коллеги, просеивая окаменелости ранней рыбы, древней черепахи и предка бегемота, найденные близ деревни Ньяунгпинле (Мьянма), обнаружили моляр величиной с зёрнышко кукурузы. Зубу дали примерно 38 млн лет, отнеся его к новому виду древних приматов размером с небольшого бурундука. После нескольких лет кропотливой работы в том же месте удалось откопать четыре коренных зуба того же примитивного человекообразного, которого окрестили Afrasia djijidae.

Г-н Биэрд и его соавтор Жан-Жак Жегер из Университета Пуатье (Франция) убеждены, что Afrasia тесно связан с другими примитивными человекообразными, которые жили примерно в то же время, но в Африке. Речь идёт об Afrotarsius libycus из Ливии. Сравнение зубов этих видов под микроскопом показало, что они очень похожи размерами, формой и возрастом, поэтому могли даже принадлежать одному виду приматов, говорит г-н Биэрд. Подобное сходство между азиатскими и африканскими ископаемыми человекообразными ранее не демонстрировалось.

Однако при ближайшем рассмотрении исследователи заметили, что моляры, принадлежащие Afrasia, более примитивны: об этом, в частности, говорит увеличенный выступ на задней части последнего нижнего моляра. Это заставляет предположить, что антропоиды возникли в Азии, мигрировав в Африку 37–39 млн лет назад.

Исследователи предполагают, что путешествие совершили несколько видов, поскольку современниками афротарсия были как минимум ещё два других ранних антропоида, не связанных сколько-нибудь тесно ни с ним, ни с Афразией. Возможно, впрочем, что, добравшись до Африки, человекообразные нашли там настолько хорошие условия, что произошла быстрая диверсификация этой группы.

Следует отметить, что в те времена Азию и Африку разделяло море Тетис, поэтому перебраться с континента на континент было сложновато. Кроме того, некоторые исследователи не уверены даже в том, что ливийский Afrotarsius действительно лежит в основе генеалогического древа антропоидов. Есть подозрение, что он скорее был предком долгопятов — совершенно другой ветви приматов.