С кем скрещивался Homo Sapiens?

Группа генетиков из Пенсильванского университета (США) утверждает: некий доселе неизвестный архаичный вид Homo, «двоюродный брат» неандертальцев, живший в Африке ещё 25 тыс. лет назад, сосуществовал с современными людьми и периодически скрещивался с ними.

После десятилетий раскопок палеоантропологи, кажется, создали более или менее целостную картину происхождения человеческого вида: современный человек появился в Африке где-то около 200 тыс. лет назад, а затем все древние виды рода Homo исчезли, выжив только в маргинальных ареалах, таких как холодная Европа (неандертальцы) и удалённая Азия (денисовцы и пр.). Хотя это и не снимает вопроса о возможном скрещивании с этими видами на периферии, в Азии и Европе, но в Африке человек, как считается, развивался вполне самостоятельно.

Как это часто бывает в науке, стоит что-нибудь установить наверняка, как немедленно находятся личности, которые всё портят. Группа генетиков под руководством Сары А. Тишкофф из Пенсильванского университета только что опубликовала в журнале Cell исследование, в котором недвусмысленно утверждает: некий доселе неизвестный архаичный вид Homo, «двоюродный брат» неандертальцев, «задержался» в Африке до момента, отстоящего от нас всего на 25 тыс. лет, сосуществуя с современными людьми и периодически скрещиваясь с ними.

Эти смелые утверждения исследователи основывают на результатах проведённого ими полного (включая некодирующие участки) анализа генома трёх изолированных групп охотников-собирателей, проживающих в нынешней Африке: хадза и сандаве из Танзании и группы пигмеев из Камеруна. Все три считаются относительно мало изменёнными поздними влияниями: достаточно сказать, что языки хадза и сандаве имеют щёлкающие согласные в качестве полноценных фонем, что, кроме них, характерно лишь для близкородственных койсанских языков и ритуального языка дамина в Австралии (по сути, вымершего).

Для каждой группы проводился анализ генома пяти мужчин. В ДНК пигмеев д-р Тишкофф и коллеги обнаружили гены, контролирующие развитие гипофиза, могущие быть причиной их малого роста и раннего полового созревания: кажется, они просто останавливают рост и провоцируют раннее наступление пубертатного периода.

Все три группы показали в своих геномах множество коротких отрезков с крайне любопытными последовательностями. Учёные интерпретируют эти необычные для человеческой ДНК последовательности как остатки генов, обретённых при скрещивании с другими, архаичными видами Homo. Весьма важно: эти скрещивания, по данным генетиков, происходили всего 20–80 тыс. лет назад. По словам исследователей, сей неизвестный вид архаичного человека произошёл от общего с человеком и неандертальцем предка около 1,2 млн лет назад (примерно тогда же европейские неандертальцы имели сношения с пралюдьми). Но последовательность ДНК условного «вида Х», скрещивание с которым приписывают трём исследованным современным африканским группам, отличается от ДНК неандертальцев: речь идёт о двух разных потомках одного вида.

Неверное, вы понимаете, что тезисы генетиков были восприняты палеоантропологами, мягко говоря, без энтузиазма. Ископаемые останки человека в Африке за последние 200 тыс. лет показывают человека современного типа — и никаких других родственных видов. Неандертальцы в Европе и денисовцы в Азии, по данным других групп генетиков, скрещивались с европейцами и азиатами около 100 тыс. лет назад, но африканцы казались относительно чистыми от гибридизации представителями Homo Sapiens. Даже скрещивание с неандертальцами и денисовцами вызывает серьёзнейшее недоверие археологов и палеоантропологов: по их данным, человек покинул Африку 55 тыс. лет назад, а если принять выводы генетиков, то либо неандертальцы и прочие совершали «путешествия» в Африку, либо Homo Sapiens ещё 100 тыс. лет назад на регулярной основе освоил межконтинентальные путешествия, причём как туда, так и обратно.

Ну а о параллельных человеческих видах в Африке палеоантропологи буквально не могут спокойно говорить. «Это ещё один пример тенденции генетиков игнорировать ископаемые останки и археологические свидетельства, — считает именитый палеоантрополог Ричард Клейн из Стэнфордского университета (США). — Возможно, потому что они полагают, будто последние всегда можно подогнать задним числом под нужды генетиков». Кроме того, сейчас готовится ещё одна генетическая работа, которая и вовсе приписывает смешивание с неандертальцами в прошлом как азиатам, так и восточноафриканцам-людям. Но, возражают палеоантропологи, неандертальцы явно были адаптированы к холодному климату и жили в Европе!

Д-р Клейн идёт дальше: скрещивание архаичных и современных видов людей он полагает «методологическом артефактом» (!), ошибкой, кроющейся в тех статистических выкладках, на которые генетики опирались в своих исследованиях. И это заявляется о науке, к которой уважаемый палеоантрополог не имеет прямого отношения.

Ошибочность этих выкладок, по его мнению, станет очевидной после накопления достаточного количества публикаций генетиков, однозначно несовместимых с имеющимися археологическими данными. «До этого я полагаю важным относиться к таким заявлениям [генетиков] скептически, когда они столь явно противоречат находкам ископаемых останков и археологическим данным», — заявляет он.

Как можно догадаться, генетики во главе с Сарой Тишкофф отмечают, что все имеющиеся ошибки могут помешать правильно секвенировать ДНК одного человека. Но в 15 случаях такая ошибка исключена: все геномы пигмеев, сандаве и хадза показывают одно и то же.

Как отмечают генетики, лишь 2,5% генов трёх рассмотренных групп африканцев относятся к архаичному «виду Х», и это означает, что следы такой слабой гибридизации просто нельзя выявить по ископаемым останкам, ибо отличия будут незаметны, особенно если мы не знаем, какие именно отличия искать. Те же хадза и сандаве если чем и отличаются от окружающих африканцев, то лишь несколько более светлой кожей, однако наличия уникальных генов, несвойственных Homo Sapiens, в целом это не отменяет.

Кроме того, защищаются генетики, археологи говорят лишь то, что никаких нечеловеческих останков нет, но находки типа Иво-Элеру в Нигерии никуда от этого не делись. Там, напомним, нашли череп всего 13 000-летней давности с рядом архаичных, примитивных черт. Даже среди антропологов есть сторонники идеи о том, что это следы скрещивания с архаичными видами. Тот же Крис Стрингер из лондонского Музея естественной истории (Великобритания) отмечает, что черты такого черепа больше похожи не на человеческие, а на одну находку из Танзании, возраст которой определяется в 140 тыс. лет, а видовая принадлежность так и не установлена.

«На самом деле у нас для половины Африки нет ископаемых останков, о которых стоило бы говорить, так что, я думаю, выживание архаичных форм параллельно с современными было вполне возможным», — замечает тот же специалист. Археологам, попросту очень трудно получить информацию об этом: в тех районах Африки, которые не относятся к сухим, сохранность человеческих костей предельно низка.

Это не единственный пример, когда данные генетиков масштабно игнорируются антропологами. Достаточно вспомнить о гаплогруппе R1 среди оджибве, семинолов, чероки и прочих и C3 среди на-дене. И дело тут не только в фундаментальном различии в подходах между в целом гуманитарной антропологией и генетикой, принадлежащей к естественным наукам, а и в том, что антропологи и археологи весьма консервативный народ: вспомните-ка, как всего сто лет назад они отказывались рассматривать фольклорные источники по истории, например, микенской Греции, как заслуживающие внимания. Кстати, также обосновывая это отсутствием соответствующих археологических находок…

Африканские пальмы рассказали об изменении климата

Согласно новому исследованию учёных из Орхусского университета (Aarhus University), пальмы могут предсказывать будущее и рассказывать историю о том, как в течение миллионов лет флора и фауна способствовали изменению климата.

За последние 55 миллионов лет изменения тропических лесов между Южной Америкой и Африкой сильно отличаются. В Южной Америке был подходящий тёплый влажный климат и постоянное наличие больших площадей тропического леса. B результате изменения климата (массивное высыхание) в Африке произошли сильные потери тропических лесов, особенно в течение последних 10-ти миллионов лет.

Тропических регионы обеспечили аналогичными условиями — высокой температурой и влажностью, независимо от того, находитесь ли вы в Азии, Африке или Южной Америке. Вы всегда сможете найти пышные тропические леса во всех этих регионах. Однако, есть фундаментальные различия в составе разновидностей тропических лесов на различных континентах.

Учёные из Орхусского университета были инициаторами данного исследования, благодаря которому они пролили новый свет на процессы формирования разновидностей в тропиках. На самом деле, насчитывается более 2400 видов пальм и изучая их, исследователи показали, что эти растения в большей степени сформированы климатическими изменениями в прошлом, которые длились на протяжении нескольких миллионов лет.

«Это вызывает у нас удивление, так как сегодня мы можем увидеть, что изменение климата на протяжении миллионов лет по-прежнему оставляет свой отпечаток в составе разновидностей. Если они серьёзно пострадают от текущих и будущих изменений климата, это будет означать, что длительные последствия на биологическое разнообразие, возможно, длились гораздо дольше, чем мы предполагали ранее», — говорит Дэниел Кисслинг, подвёл результаты исследования, которые вскоре будут опубликованы в «Proceedings of the National Academy of Sciences».

За последние 50 миллионов лет в Южной Америке был относительно стабильно-влажный и тёплый климат и тропические леса развивались на протяжении всего этого периода. Вот где разнообразие разновидностей действительно является самым высоким. Там были хорошие жизненные условия и большая территория для их развития, передает ИА «Казах-Зерно».

С другой стороны Африка, в течение последних 30-ти миллионов лет была подвержена серьёзному высыханию. Таким образом, площадь тропических лесов уменьшалась до тех пор, пока под воздействием сухих периодов она не достигла минимума. В результате прошлых климатических изменений многие разновидности полностью исчезли с континента. Следовательно, бедная пальмовая флора Африки имеет реликтовый характер и состоит из разновидностей, которые часто не имеют тесной взаимной связи друг с другом.